-Метки

азарт алкоголь биография блюда вещи вкусно вред вредно выигрыш высказывания демотиваторы деньги дети дизайн достопримечательности досуг еда женщины животные жизнь забавно здоровье знаменитости значение игра игровые автоматы идеи интересно интересные факты искусство история казино картинки кино котоматрица коты кошки красота креатив кулинария кухня лайфхаки люди мифы мужчины мясо напитки напиток наука необычно неожиданно новый год обман обычаи овощи отношения ошибки пасха позитив познавательное полезно полезное польза правда праздник привычки приготовление приметы природа продукты просто психология работа развлечение развлечения религия ретро рецепт рецепты россия русские секс сладости слова смешно советы ссср ставки странно страны традиции факты фильм фильмы фото фразы цитаты человек юмор язык

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в angreal

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.10.2008
Записей: 20301
Комментариев: 34438
Написано: 56973



Легенды Царскосельского лицея

Четверг, 31 Октября 2013 г. 11:42 + в цитатник

Легенды Царскосельского лицея

31 октября 1811 года в Царском Селе открылся самый известный в истории России лицей. По легенде, умирающий Пушкин сожалел, что рядом с ним нет его лицейских преподавателей.

Трико

Царскосельский лицей был закрытым вузом со строгим распорядком дня, и во время учебного года выезжать из него было запрещено. Все воспитанники находились на полном пансионе.
Но лицеисты, конечно, не раз пробовали удрать в «самоволку», оставив дома своих воспитателей. Так, однажды Пушкин и Кюхельбекер решили уехать в Петербург, но никак не могли отделаться от настойчивого гувернера по фамилии Трико, который следовал за ними. Подъехав к заставе, Пушкин должен был назваться, и он доложил: «Александр Однако!» Заставный записал фамилию и пропустил его. За ним следовал Кюхельбекер. На вопрос, как его фамилия, молодой человек сообщил: «Григорий Двако!» Заставный засомневался, но записал фамилию и пропустил юношу. Но когда несчастный гувернер на тот же вопрос чистосердечно ответил: «Трико!», заставный вышел из себя и закричал: «Один за другим– Одна-ко, Два-ко, Три-ко! Шалишь, брат, ступай в караулку!» Неудачливый Трико просидел целые сутки под арестом, а Пушкин с другом наслаждались Петербургом одни.


Клички и розыгрыши

Несмотря на то, что в Лицее училась «золотая молодежь», дети очень уважаемых людей, они не всегда называли друг друга, как это было принято у дворян, по фамилии. Целая коллекция подпольных кличек, легких для расшифровки и не очень, была у лицеистов. Пушкина, например, называли «французом» за его любовь к французской поэзии и языку (как известно, Пушкин до самой смерти так ни разу и не был за границей). А еще — «Обезьяна с тигром», «Сверчок»… Иван Ивановича Пущина прозвали “Жано”, а у Вильгельма Кюхельбекера было несколько кличек, причем не самых приятных – “Кюхля”, “Глиста”… К слову, на Кюхельбекера сохранилось больше всего эпиграмм, и некоторые из них печатались даже в «Лицейском мудреце». Однажды Пушкин написал там: «Писатель! За свои грехи/ Ты с виду всех трезвее:/ Вильгельм, прочти свои стихи, /Чтоб мне заснуть скорее». Обиженный Кюхельбекер побежал топиться в пруду. Его успели спасти. Вскоре в «Лицейском мудреце» нарисовали карикатуру: Кюхельбекер топится, а его длинный нос торчит из пруда.


Клюквенная дуэль

Все из-за тех же неудачных стихов дело однажды дошло до дуэли. Кюхельбекер часто навещал Жуковского, лицейского преподавателя и поэта, донимая его своими стихами. Однажды Жуковский был зван на какой-то товарищеский ужин и не пришел. Потом его спросили, почему он не был, поэт ответил: «Я еще накануне расстроил себе желудок, к тому же пришел Кюхельбекер, и я остался дома…» Пушкин, услышав это, написал эпиграмму:
За ужином объелся я,
Да Яков запер дверь оплошно -
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно, и тошно…

Кюхельбекер за такое оскорбление, разумеется, потребовал дуэли! Дуэль состоялась. Оба выстрелили. Но пистолеты были заряжены… клюквой.


Пирующий Галич

Друг всех студентов, неутомимый собеседник, преподаватель психологии Галич — одна из ярких учительских фигур Лицея. Его лекции проходили в форме бесед, горячих споров, в достаточно непринужденной обстановке. Изучать труды античных классиков для него было «трепать лавры стариков». Корф называл его «предобрым и презабавным чудаком», а лицеисты просто обожали. Галич был педагогом, встречавшимся со учениками не только в аудиториях, он участвовал в их пирушках и застольях, провоцировал философские диспуты и соревновался с ними в ораторском искусстве. Этого педагога не раз поминает Пушкин в своих стихах, чаще всего шуточных:
Апостол неги и прохлад,
Мой добрый Галич, vale!
Ты Эпикуров младший брат,
Душа твоя в бокале.
Или: О Галич, верный друг бокала
И жирных утренних пиров,
Тебя зову, мудрец ленивый,
В приют поэзии счастливый,
Под отдаленный неги кров.


Лицейская выручка

Несмотря на то, что сам Пушкин к моменту выпуска в 1817 году был по успеваемости двадцать шестым из двадцати девяти учеников, «в российской и французской словесности, также в фехтовании» он показал превосходные успехи. Среди юных лицейских поэтов он был одним из лучших, и существует множество легенд о том, как остроумно он мог подчеркнуть это. Например, однажды лицеист Неведомский, очень слабый в поэзии, должен был написать стихи о восходе солнца для преподавателя риторики Н.Ф. Кошанского. Бедный ученик смог выдавить из себя лишь первую строчку семистопного стихотворения: «От запада встает великолепный царь природы» — и, отчаявшись, обратился к Пушкину за помощью. Вот как юный Пушкин продолжил этот стих и «помог» своему сокурснику:
«От запада встает великолепный царь природы.
Не знают — спать иль нет? — смущенные народы.
Неведомский — поэт, неведомый никем,
Печатает стихи неведомо зачем».


Запрет на очки и почетное место

Очки в начале девятнадцатого века вошли в такую моду, что их носили даже те, у кого было стопроцентное зрение. У остальных же взгляд через увеличительные стекла вызывал страх, т.к. считали, что через них можно рассматривать изъяны, не видные обычным глазом. Московский главнокомандующий граф Гудович, завидев человека в очках, посылал к нему слугу со словами, что здесь нечего разглядывать и очки можно снять. Взгляд сквозь очки на даму или на старшего по чину считался дерзостью, и потому лицеистам уж тем более было не положено носить их. Страдал от этого Дельвиг, у которого действительно было плохое зрение и который, выйдя из Лицея и приобретя очки, по легенде, воскликнул, что не все женщины, оказывается, писаные красавицы!
В классах и в столовой лицеистов рассаживали по поведению и успехам. «Блажен муж, иже/ Сидит к кафедре ближе» – так говорилось об этом в лицейских песнях.


Державное благословение

В этой легенде нет шутки, она, наоборот, исполнена серьезного величия и торжества духа. Но несколько минут Пушкинского публичного экзамена стали притчей во языцех и неустанно рассказываются. Речь идет об экзамене, на котором Пушкин читал свои стихи «Воспоминание в Царском Селе», а пожилой Державин, присутствовавший в комиссии, подвинувшись к нему и склонив свое ухо, внимательно слушал. Трогательно описывает это друг поэта И.И. Пущин, или, по-лицейски, Жано:
“…Державин державным своим благословением увенчал юного нашего поэта. Мы все, друзья-товарищи его, гордились этим торжеством. Пушкин тогда читал свои “Воспоминания в Царском Селе”. В этих великолепных стихах затронуто все живое для русского сердца. Читал Пушкин с необыкновенным одушевлением. Слушая знакомые стихи, мороз по коже пробегал у меня. Когда же патриарх наших певцов, в восторге, со слезами на глазах, бросился целовать поэта и осенил его курчавую голову, – под каким – то неведомым влиянием, благоговейно молчали. Хотели сами обнять нашего певца, – его уже не было, он убежал”.

Екатерина Оаро

 

Метки:  

Процитировано 1 раз



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку